О школеУчебные программыПоступлениеПреподавателиОткрытые программыВыставочные проектыМастерская 2017 Прием заявок Концепция Обратная связь
 
Там, где никому не снятся сны:
от священной географии к не-месту

— Ну да, расстояние я определила правильно, — продолжала она. — 
Вот только интересно, на каких же я тогда параллелях и меридианах?

Л.Кэролл. «Алиса в стране чудес»

Ceci n’est pas une pipe
Rene Magritt

Подробное и планомерное исследование поверхности планеты Земля, начатое нашей цивилизацией сотни лет назад, завершено. Спутники отсняли каждый закуток обитаемого мира. Отправляясь в путешествие, можно сверить свои маршруты с панорамными съёмками улиц, по которым беспристрастный навигатор приведёт вас к нужной точке. Впервые Земля, пусть и не изучена, но тщательно запротоколирована.

В этот важный момент нашей истории, может быть стоит оглянуться и проанализировать взаимоотношения человечества со своим географическим ареалом обитания. С той частью пространства, которую мы считаем своим местом.

Но что же это такое, место? Что превращает сумму географических координат в место? Место силы, место поклонения, место памяти, место встречи, место жизни? Феноменологическая география даёт нам такое определение: место — это значение, которым люди наделяют часть пространства. Рассуждая о Священной географии Рене Генон выделяет момент «освящения» пространства, после чего оно становится местом, а поэт Вильям Вудсворт выдвинул предположение, что «определённые места наполнились чувствами, повышающими их ценность и, в качестве мест воображаемых, стали более подлинными, чем в качестве мест реальных», подразумевая под реальностью всё ту же точку, имеющую географические координаты и некоторое физическое наполнение.

Что же ещё наделяет пространство дополнительными смыслами? Мыслители ХХ века неоднократно обращались к этому вопросу. Так, Мартин Хайдеггер в эссе «Строить, жить, мыслить» (1958), говоря об образе Моста, характеризует его как место — мимолётное, связанное с эмоциями и, что важно, с повторяемостью действий. Со своей стороны, Генон выделяет черты повторяемости архитектурной композиции важных для цивилизации освящённых пространств, превращая строение в ритуал, а место в объект Священной географии. Таким образом, в городах нашей жизни сконцентрированы сакральные места, так или иначе, объединяющие вокруг себя своих жителей и гостей.

Что же противопоставляет наша цивилизация этому собранию священных мест и следов судеб? В 1992 году, французский антрополог Марк Оже, предложил определение нового объекта «сверхсовременности» — не-место. Имеющее физическое воплощение не-место либо не наделено свойствами, месту присущими, либо эти свойства становятся чрезмерными. Основные особенности, определяющие не-место это чрезмерное количество событий, пространственное изобилие, наряду со сверхсовременностью, ндивидуализацией ссылок и анонимностью актора.

Один из интересных примеров не-места — яркая (и в прямом, и в переносном смысле) особенность современности — торговый центр. Построенные рядом с крупными транспортными артериями, часто вынесенные за черту города огромные моллы — пространства, «лишённые своего смысла, без назначения, порождающие новые масштабы коммуникационных связей и перемещений в постиндустриальном обществе» (Marc Auge. «Non-lieu, introduction antropologique de la supermodernite» 1992). Ежедневно ТЦ посещают тысячи людей. Они приходят сюда по личным причинам, будь то покупка предмета первой необходимости или релаксирующий шоппинг, но происходящее с каждым из них, в этом пространстве остаётся анонимным и обособленным, не создавая общего события или истории. Роль пространственного изобилия и сверхсовременности, в данном случае отводится бесчисленным рекламным экранам и непременному атрибуту современного публичного пространства wifi — мгновенно переносящим индивида в иные места. В не-месте не живут. Безусловно, в ТЦ, как и в бесчисленных других не-местах, ночуют люди. Это могут быть охранники или рабочие, но не-место невозможно зарегистрировать для проживания.

Ещё одна интересная особенность не-места та, что происходящие там крупные события, порой даже влияющие на общество вцелом, не переводят данное пространство в разряд мест. Даже массовая трагедия, произошедшая в не-месте, как мы видим на примере недавних террористических актов, не может изменить статуса этого пространства, личные трагедии не сливаются в общую боль, а продолжают существовать обособленно.

В этом году кураторская группа проекта «Мастерская» ММОМА, предлагает молодым художникам подумать о географии жизни общества, о роли места и не-места в своём личном мире, собрать и осознать свои взаимоотношения с современными пространствами.

 
© ГБУК г. Москвы «Московский музей современного искусства», 2008 – 2016. Все права защищены. Контакты